Лорелея Роксенбер
Ветром коснуться б румянца ланит, Уст целовать твоих пьяный фарфор, Море в груди моей буйной шумит, Волны уносят мой дух на Босфор.
Седьмого октября, в последний день моего путешествия по Республике Казахстан, проснувшись в кровати гостевого дома дружелюбной хозяйки поселка Саты, почувствовали себя, наконец-то, людьми, которым по факту пробуждения тепло. Ксюша заплела мне одну из своих коронных кос. Завтракали в этот раз национальным блюдом – домлямой, представляющей собой мясо с тушеными овощами, а уже в восемь-тридцать отъезжали на озеро Каинды, которое наравне с Чарыном я мечтала увидеть в Казахстане более всего. Уникальный водоем, расположенный в горной системе Северного Тянь-Шаня, природная достопримечательность, образовавшаяся в январе 1911 года после землетрясения, в результате которого произошел горный обвал, перегородивший реку, и долина заполнилась водой. Озеро особенно тем, что из его поверхности тянутся в небо безжизненные верхушки елей, но под бирюзовой толщей воды можно обнаружить водоросли, похожие на ветки и иголки. В этот раз за нами прислали не экскурсионный транспорт, а машинки маршрутного типа и древний советский красный автобус, в который поместили нашу часть группы. И снова я наслушалась перед поездкой страшных рассказов о дырявых полах, о пыли, забивающей глаза, нос и горло всю поездку, а также о подпрыгивании на камнях и при езде по устью реки прямо до потолка, о необходимости беречь голову. Автобус хоть и оказался стареньким, но дырок в полу не оказалось. Ксюша села на лавку посреди салона, я – к окну на сидение. В ходе поездки нас, действительно, потряхивало и слегка приподнимало, когда колесо натыкалось на камень, когда автобус переезжал через водные потоки. В такие моменты мне подумалось, что пережив и такое приключение, весь страх перед полетами и укачиванием в ходе путешествия по воздуху больше не актуален. Если уж в таком месте не укачало, то и в самолете не должно. Глядя в окно автобуса, прыгая с кочки на кочку, слегка придерживаясь за поручень, чтобы не вмазаться головой в стекло (а некоторые люди, возрастом постарше, вцеплялись мертвой хваткой в поручень даже обеими руками), вспоминала, что он рассказывал два года назад Qantas о своей поездке в Боливию в год моего рождения. О путешествии по устью реки, о ненадежном и хлипком автобусе, из которого пришлось вылезать, зависая над пропастью. Зародилась мысль рассказать о Казахстане, о схожести экстремальных путешествий в письме. Двадцать минут тряски спустя мы сошли с автобуса, и отсюда уже решили доехать до озера Каинды на лошадях. Привыкнув к медлительности своего Забега в Ялте, думала, что и здесь мой подъем на лошади ничем не будет отличаться. Владелец черного скакуна с красной уздечкой – чистокровный казах, помог мне влезть в седло (Данияр еще в автобусе основательно напугал нас тем, что владельцы коней сажают людей в незакрепленные седла, и что из-за этого на Каинды возможны несчастные случаи), которое, к счастью, оказалось нормально закреплено, и организованной конной толпой мы поехали к одной из важнейших достопримечательностей Казахстана. Мой черный жеребчик оказался резвым и прытким, а держаться было практически не за что, ну и, как обычно, чтобы лошадь начала меня слушаться, необходимо, чтобы случилось чудо, а чудо не торопилось происходить, поэтому он несся вперед, переходя на рысь, толкаясь о других лошадей и их наездников, пока его владелец не помог мне, вскочив в седло позади меня и взяв управление лошадью в свои руки, оборудованные небольшой плеткой – камчой, отметив прекрасное владение ситуацией с управлением конем у моей подруги. Полпути спустя мы слезли возле самого озера. Нашим глазам открылся великолепный вид на бирюзовые воды и торчавшие из них ели! С радостью, присущей человеку, достигшему еще одной заветной цели, я начала снимать Ксюшу, потом – она меня, а потом наши соседки по комнате пофотографировали нас вместе. Первый раз продуманное мной фото – и местом, и позой, и одеждой вышло именно таким, каким было в голове. Там, где я сижу на берегу, Ксюшиной косичкой, спиной в своем бело-коричнево-оранжевом свитере в кадр, а фоном – Каинды и торчащие из озерной глади ели. Закончив съемку, пошли на подъем к смотровой площадке. Здесь наш путь был пешим, по счастью, не таким крутым, как на Кольсае, хотя гравий и создавал затруднения в передвижении, так что лично я двигалась с черепашьей скоростью. Тропа напоминала дорогу от нашего дома в деревне по направлению к Брейтову – деревья, растущие по обочине, песок и камушки под ногами... На смотровой площадке мы побыли совсем недолго. Здесь Данияр сказал, что елей с каждым годом в озере становится все меньше, потому что они отгнивают и погибают, и, если нам довелось увидеть чудо, совсем не факт, что наши потомки успеют. Здесь Ксюше мы записывали только видео для инстасторис, да фотографировали меня на лавочке с видом на озеро сверху. На удачу, когда мы окончили свои съемочные планы, возник тот же казах с лошадью, и я уже приняла решение, чтобы не катиться колобком вниз там, где еле поднялась наверх, оба участка пути проехать на коне. Тысяча рублей – куча удовольствия. Попрощавшись с Ксюшей, которая весь этот путь решила пройти пешком без лошади, а также со своими соседками, снова влезла в седло своего черненького ноунейма (вот представляете, они своих лошадей просто лошадьми зовут, а? Я имя выпытывала у владельца битый час, а он мне отвечал: Просто лошадь!!!). Забрав мой рюкзак, проводник сел сзади, и мы поехали. То медленно, то переходя на галоп. По рекомендациям ялтинского инструктора Вани, когда мой скакун карабкался вверх, вжималась в его шею, когда вниз – отклонялась назад, всеми силами упираясь ногами в стремена. Текла неторопливая беседа. Владелец лошади рассказывал о своей жизни, о заработке на конях, спрашивал о моей, кем работаю, замужем ли. По-русски он говорил не очень хорошо, поэтому было довольно мило подбирать замену слов синонимами. Один раз пришлось спешиться на стоянке, чтобы дать лошадке отдохнуть, а потом, дождавшись Ксюшу, оплатив вторую часть пути, мы снова оторвались от всех, предварительно записав видео, как мой гид и подруга ведет мою коняшку под уздцы. На следующем участке дороги мой проводник решил срезать путь и пустил коня вниз по склону галопом. Мамочки, вот это был шок! Не такой сильный, как когда Забег сделал первый шаг со мной у себя на спине, но достаточно сильный, чтобы зажмуриться и мысленно орать: Мамаааааа, упадууууу! НЕ УПАЛА! Стойкая. Спешилась возле наших транспортных средств, искренне поблагодарила владельца лошади, попрощалась с ним, забрав у него свой рюкзак, пошла к своему автобусу ждать Ксюшу, которая прибыла минут через десять. К двенадцати часам все собрались возле маршруток, и мы отчалили обратно в Саты в половину первого. На обратном пути трясло посильнее. Водитель набрал скорость, и на подскоках перехватывало дух. Предлагал остановить транспорт возле березовой рощи, чтобы сделать там пару фотографий, но никто не пошел (жителю города, где куда ни пойди – там обязательно наткнешься на березу, такой взгляд на березы, как на природную редкость, показался даже забавным)... Пообедав в Саты, прощались с доброй и приветливой хозяйкой, паковали вещи и стояли ждали автобуса, который отправит нас обратно в Алматы, возле дороги с видом на горы. Уговорила Ксюшу пофотографировать меня возле бирюзовой двери с черными узорами, а вскоре и пожаловал наш комфортабельный транспорт. Практически весь путь назад слушала музыку и уносилась в небо, глядя на бескрайние степные просторы. Самой важной остановкой (санитарные не самые важные) стала станция возле ущелья Черного Чарына, где нас покинули две немки-путешественницы, отправившиеся исследовать Долину Замков. Выбежали фотографироваться в кофточках – я в синем свитере с разрезами на рукавах, а Ксюша и вовсе в легкой серой футболке, и просто ошалели от холода и по-адски лютого ветра, который сбивал с ног. Бегом туда, бегом обратно. Сесть на каменную плиту, свесив ноги в пропасть, под порывами ветра, сдувающего в овраг, сделать несколько снимков с попавшим в кадр ущельем с полузамерзшей на его дне речкой, выслушать историю об опытном путешественнике, который объездил весь мир за годы своей жизни, а окончил свое существование именно здесь в результате несчастного случая, сбитый в пропасть этим самым ветром. Как-то по-другому после этого рассказа стала ощущать каждое его дуновение в мою сторону – как ласковое прикосновение руки маньяка за пару секунд до изнасилования и зверского убийства... Вернувшись в салон, снова включила наушники, пока Данияр рекомендовал, куда еще поехать в Казахстане на остаток отпуска (я-то уже все), и отвлеклась от этого занятия лишь тогда, когда Ксюша обратила мое внимание на то, что в поселке неподалеку от Чарына ворота всегда открыты для любого путника. И любой путник здесь может зайти к любому из жителей, попросить воды или ночлега – ему не откажут. К восьми вечера прибыли в Алматы, попрощались с Данияром, а когда Сергей привез нас домой, радостно встречали маленького Дарти! На следующий день Ксюша снабдила меня медовиком в дорогу, а я ей оставила подарок в комоде – кто бы знал тогда, на что он пойдет... По пути в аэропорт нашли и слушали Nisam znao da ti kazem. Слезы текли непроизвольно под этот невероятный трек, и эту прекрасную страну совершенно не хотелось отпускать и покидать. Полет прошел максимально косячно – пережили турбуленцию (я уж думала все, хана), выдачу багажа задержали минут на двадцать. Но само пребывание в воздухе пережила легче, как и расчитывала после убойной поездки по руслу реки. Усвоила несколько уроков, которые уже начала применять – не кидаться из крайности в крайность, не страдать по максимуму, но и не запрещать себе плакать, когда хочется, не быть неблагодарной Богу, не шутить насчет собственной смерти на фоне депрессняка, не поддаваться негативу, помнить, что природа сурова и может не простить, так что мобилизовать все имеющиеся силы, когда это необходимо. Спасибо моей доброй фее-гиду, подарившей мне еще одно незабываемое приключение с воспоминаниями на всю жизнь. Опыт первого путешествия Into the Wild совершенно бесценен. Эта поездка стала для меня максимально особенной и незабываемой. Случилось столько событий, которые, как говорится, необходимо сохранить для будущих поколений, и которые всего пару месяцев спустя уже воспринимаются, как история и опыт. С лучом надежды гляжу в свое светлое будущее, закрывая казахстанскую главу, в надежде открыть много-много новых и не менее интересных...

#лорелеяроксенбер #алматы #каинды #черныйчарын #2018 #07/10

@темы: Алматы