Лорелея Роксенбер
Ветром коснуться б румянца ланит, Уст целовать твоих пьяный фарфор, Море в груди моей буйной шумит, Волны уносят мой дух на Босфор.
Перезимовать холода, преодолеть дошедшие до остатков сердца метели,
Перебороть опостылевшую до ненастья вьюгу.
Ад — это когда секунды, минуты, часы, дни, недели
Ходишь без края, начала, конца по одному и тому же замкнутому кругу.

Запереть свое тело в рабочий костюм, запереть свой рассудок в коробку из книг, монитора,
Потерять счет количеству времени в четырех стенах по совету Бродского.
Ад — это, когда все мечты давно умерли, живы только черный угол твоей спальни и кредитная контора.
Ад — когда впереди нет пути: ни дороги, тропинки и даже останков разрушенного моста идиотского.

Стиснув зубы идти вперед, сквозь накаты истерики, черные волны депрессии к непонятному светлому будущему,
Даже разрушив свой мир, низведя его до клейма невыносимого и позорного, зависая на дне — на краю подоконника.
Ад — это когда даже книги и фильмы не дают отвлечения, к черту посланы психологические тренинги, все советы устами Иудиными.
Дай-то Бог быть однажды припомненной вскользь между сном и учебой каким-нибудь «Воцарения Ночи» подростковым поклонником.

Перекантоваться в жару, снова ждать череду гребаных холодов,
В перерыве — провести где-нибудь отпуск — бюджетно или не бюджетно.
Ад — это когда даже от своих достижений не пожинаешь счастливых плодов.
И вся жизнь — идиотская пешка в агонии поиска на вопрос о смысле жизни ответа.
11.07.2018

@темы: Летопись Смутных Времен 2014